Monthly Archives: Апрель 2016

Слушать ушами, слушать головой, слушать сердцем. Интервью с Лией Киневской. Часть 1.

Стандартный

Вопросы и фотографии Ирины Окуневой — https — //www.facebook.com/iophotoru

В беседе участвовали также Александра Лавренова и Алексей Новиков. На фестивале «Пространство Смысла» Лия Александровна выступит 30 апреля с мастер-классом: «Работа с тенью: юнгианский подход». Оригинал статьи и другие интервью в МИР Поля — МИСАМ.

— (А. Лавренова) Мне было интересно собрать на фестиваль разных людей, с разными подходами. Потому что у каждого есть что-то свое. Куда ж мы без вас?

— Куда? Это такая большая иллюзия. Иногда мы выбираем объект и думаем, что он нас отражает. Это мы в нем видим себя. Надо в этом признаться, а это сложно. Тренер – просто носитель проекции. И чем меньше тренер собой представляет, тем, к сожалению, он больше нравится людям, более популярен. Я не говорю про харизму, я понимаю. Нравиться – это включать в себя все, что люди хотят от него получить. Идеи, фантазии. Вот он придет, наобещает, как часто бывает, и люди начинают в это встраиваться. Моя история, если говорить про психологию, была неожиданной. Я не собиралась быть психологом. Никогда.

— (И. Окунева) Но вы же получили образование как психолог.

Read the rest of this entry

Реклама

Интервью с Александром Ройтманом. Часть 2.

Стандартный

Читать ПЕРВУЮ часть интервью.

Вопросы и фото — Ирина Окунева. В беседе принимали участие Александр Некрасовв и Александра Лавренова. На фестивале «Пространство Смысла» Александр выступит с мастер-классом 29 апреля. http://www.prostranstvo-smysla.ru/

— (И.Окунева) А есть в вашей работе место чему-то чудесному? Необъяснимому? Просто чуду?

— Постоянно. Чудо – это наша работа. Или, как в ролике «Ликвидация»: «Это же Гестапо! Больно — это наша профессия!» Когда мне говорят, про мою жестокость – это сильно преувеличено. Но иногда говорят, правда уже потом, и с юмором в голосе. А я всегда им говорю, что больно — это наша работа. Чудо – это наша профессия. Потому что идти вот так вот головой вперед через пол – это чудо.

— Но вы тоже не знаете, будут роды успешными или нет?

— Даже не знаю, роды ли это. Я вообще ничего не знаю, я же туп. Еще к тому же и ленив. Поэтому я не знаю. Моя работа вообще не про путь, не про дорогу, не про стены и не про чудо. Моя работа – плеснуть на пол пол ведра соляры и поджечь. Моя работа — схватки. Причем не делать их, а организовать, создать непреодолимое желание идти через стену. Я конечно вымахиваюсь для красоты словца, но я действительно в эти вещи верю. Я больше верю в то, что можно убедить человека идти через стену, плеснув на пол полведра солярки, чем рассказывать ему о том, «как там за стеной хорошо», что «человек достоин ходить через стены, а не по коридору», и что вообще, «через стены ходить — это подвиг». С добрым словом и пистолетом всегда получалось лучше, чем просто добрым словом. Поэтому я за то, что психотерапия — это дорога между надеждой и отчаянием. Если у человека одна надежда — это обломовщина. Это воздушные замки. Большая надежда – большие воздушные замки. Огромная надежда, переходящая в уверенность и веру – это просто целая религия. Но ни шага с места. Отчаяние — это сесть и сидеть. Сильное отчаяние — это апатия, безысходность, депрессия. Это лечь на диван, не мыться, писать под себя и просто даже не выть, а умирать от боли. И только между отчаянием и надеждой появляется дорога. Появляется путь. Может короткий – в случае самоубийства. Но что такое самоубийство – надежда и вера в то, что можно это сократить. Что это маленький огромный шаг, чтобы что-то закончить. Если больше надежды, то можно позволить себе больше шагов. Но психотерапия — это всегда дорога, между отчаянием и надеждой. Наша работа – это организация этого отчаяния.

Read the rest of this entry

Интервью с Александром Ройтманом. Часть 1.

Стандартный
Александр Ройтман — клинический психолог, психотерапевт, супервизор РПА, ректор Института Ройтмана в Израиле. На фестивале «Пространство Смысла» Александр выступит с мастер-классом 29 апреля. http://www.prostranstvo-smysla.ru/
Вопросы и фотографии Ирина Окунева https://www.facebook.com/iophotoru
В беседе также принимали участие Александра Лавренова и Александр Некрасов.
Оригинал статьи в группе Мир Поля — МИСАМ.
— (И.Окунева)  Обычно я первый вопрос задаю человеку про его профессиональное самоопределение. Как вы себя называете, когда вы говорите о себе как о профессионале? Психолог?
— Сложный вопрос. Наверное если не думать, то да, говорю, что работаю психологом.
— Без дальнейшей расшифровки?
— Я даже могу слинять в термин «people helper».
— Я такого даже не слышала.
— А это слово, которым вообще тебя не поймаешь. Это типа профессиональный помощник человеку, на каком-то этапе его жизни. От пожарника до священника. Но вообще, если все не очень плохо и меня не прижали к стенке, то «психолог» меня устраивает, я бы даже сказал «маргинальный психолог».
— В чем маргинальность?
— Маргинальность в том, что я очень свободно отношусь к большинству жестких рамок, я позволяю себе пробовать, позволяю себе отходить. Позволяю себе не принадлежать ни к какой конфессии. И я с большим уважением отношусь чему-то базовому психологическому, к некой фундаментальной этике, но при этом позволяю себе много работать на границах.

Read the rest of this entry

Владимир Майков на открытии фестиваля «Пространство Смысла»

Стандартный

Vladimir Maykov1

У нас небольшие, но приятные дополнения к программе. Владимир Майков, основоположник холотропного дыхания в России, член Президиума Ассоциации трансперсональной психологии и психотерапии, зав. кафедрой трансперсональной психологии Московского института психоанализа — снова с нами, и 28 апреля на открытии фестиваля он выступит с мастер-классом «Сам себе психотерапевт: древние практики заботы о душе».

Регистрация для участников начнется 28 апреля в 18.30. Открытие фестиваля и показ документального фильма «Танец бесконечности» с 19.00 до 21.30. Выступление Владимира состоится с 20.30 до 21.15 сразу после показа фильма в зале ЭКСПО.

Регистрация на фестиваль продолжается: http://www.prostranstvo-smysla.ru/

Интервью с Мариной Смоленской. Часть 2.

Стандартный

IMG_9353 Читать ПЕРВУЮ часть интервью в группе МИСАМ — Мир Поля.

— Транс. Ириш, не поверишь, я практически не помню после окончания расстановки, о чем она была. Я просто отпускаю. В свое время для меня эта фраза Хеллингера была ключевой, про то, что «Вы не должны тянуть клиента за собой, Вы не должны это обсуждать ни с ним, ни с кем другим, и Вы должны забыть о нем. Помогали не Вы, помогал Господь». Для меня ключевые вещи запоминаются, самая суть, а детали я иногда даже и не помню, просто отсекается, и все. Ушло и ушло. Вот в этот момент шел поток, шла информация, идет картинка. Плюс по своему состоянию я уже научилась понимать, что если я вдруг начиню засыпать, сколько бы я не спала до этого — все, здесь ты дальше не пойдешь, тебе не хватит энергии на то, чтобы это протолкнуть. Обычно эта реакция бывает на родовое проклятие, либо на родовую порчу, либо на нежелание или невозможность клиента перемениться.

— (А.Некрасов) Не на чем ехать.

— Он не готов, а качать его любой ценой, накачать за счет группы можно, но это опять накормить рыбой, а не научить ловить ее.

— (И.Окунева) Но я видела, как Вы в подобном случае как бы передаете руль своим ученикам.

— Да, они опытные, они очень хорошо ведут, они сами прекрасно видят, когда есть динамика, а когда нет, это тоже важно. Я выхожу только в тета-уровень в этот момент, и стараюсь поддержать на том уровне, на котором я подключаюсь, к этим потокам, если есть разрешение высших сил, чтобы помочь. Просто часто клиенту нужна некая оформленность, видимость того, что с ним что-то делали, поэтому девочки часто дорабатывают. Хотя я уже точно могу сказать, где не будет результата, а где будет, какой клиент будет работать и с тобой, и с собой.

Read the rest of this entry

Интервью с Мариной Смоленской. Часть 1.

Стандартный

Марина Смоленская — врач-психотерапевт, расстановщик, мастер-учитель Холодинамики, тренер НЛП, преподаватель психогенетики. На фестивале «Пространство Смысла» Марина Вячеславовна даст мастер-класс: «Второе рождение: работа с травмой и паттернами постнатального периода».

Вопросы и фотографии Ирина Окунева https://www.facebook.com/iophotoru

Оригинал статьи в группе Мир Поля — МИСАМ.

В беседе так-же принимали участие Александра Лавренова и Александр Некрасов.

— (И.Окунева) Марина Вячеславовна, позвольте, я буду задавать разные вопросы, в том числе и о вашем пути. Вы на группах иногда рассказываете о своей предыстории, поэтому есть надежда, что это не тайна.

— Я считаю, что тренер не должен быть персоной выше других людей, у него должны быть свои проблемы. Когда меня спрашивают, все ли проблемы у меня решены, я привожу одну метафору: «Тот, кто уже на вершине горы, не может помочь тому, кто идет по склону. Помочь может только тот, кто на шаг впереди него.» А тот, кто достиг вершины — ему уже не до того, чтобы помогать кому-то, кто стоит у подножия, это невозможно. Когда мы идем в связке, мы идем так, что верхний может подтянуть, помочь пройти путь, и показать этот путь следующему. Мой личный сценарий и выбор профессии абсолютно укладывается в системную психогенетическую историю. Когда-то я нашла свой дневник от восьмого класса, и там было выражение Спинозы: «оценивая человеческие поступки, всегда начинал не с того, чтобы порицать, оскорбить или смеяться, а с того, чтобы понять». На самом деле, это мое жизненное кредо. Выбор професси, наверное, начался с того, что я хотела поступать на психфак, но их тогда было всего 2, в Питере и в Москве. Естественно, девочке из провинции трудно было туда попасть, даже отличнице с хорошим дипломом. Когда много позже я стала заниматься семейкой и психогенетикой, я поняла, что тогда могла бы повторить судьбу мамы. В свое время мама поступала в медицинский институт, на стоматологический, за ней пошла младшая сестра. Их родители были одержимы тем, чтобы дать высшее образование обеим дочерям. Мама недобрала один балл на стоматологический факультет, и ей предложили остаться с этими документами на лечебном, а там надо было на год дольше учиться. Она отказалась.

Read the rest of this entry