Интервью с Мариной Смоленской. Часть 2.

Стандартный

IMG_9353 Читать ПЕРВУЮ часть интервью в группе МИСАМ — Мир Поля.

— Транс. Ириш, не поверишь, я практически не помню после окончания расстановки, о чем она была. Я просто отпускаю. В свое время для меня эта фраза Хеллингера была ключевой, про то, что «Вы не должны тянуть клиента за собой, Вы не должны это обсуждать ни с ним, ни с кем другим, и Вы должны забыть о нем. Помогали не Вы, помогал Господь». Для меня ключевые вещи запоминаются, самая суть, а детали я иногда даже и не помню, просто отсекается, и все. Ушло и ушло. Вот в этот момент шел поток, шла информация, идет картинка. Плюс по своему состоянию я уже научилась понимать, что если я вдруг начиню засыпать, сколько бы я не спала до этого — все, здесь ты дальше не пойдешь, тебе не хватит энергии на то, чтобы это протолкнуть. Обычно эта реакция бывает на родовое проклятие, либо на родовую порчу, либо на нежелание или невозможность клиента перемениться.

— (А.Некрасов) Не на чем ехать.

— Он не готов, а качать его любой ценой, накачать за счет группы можно, но это опять накормить рыбой, а не научить ловить ее.

— (И.Окунева) Но я видела, как Вы в подобном случае как бы передаете руль своим ученикам.

— Да, они опытные, они очень хорошо ведут, они сами прекрасно видят, когда есть динамика, а когда нет, это тоже важно. Я выхожу только в тета-уровень в этот момент, и стараюсь поддержать на том уровне, на котором я подключаюсь, к этим потокам, если есть разрешение высших сил, чтобы помочь. Просто часто клиенту нужна некая оформленность, видимость того, что с ним что-то делали, поэтому девочки часто дорабатывают. Хотя я уже точно могу сказать, где не будет результата, а где будет, какой клиент будет работать и с тобой, и с собой.

Read the rest of this entry

Реклама

Интервью с Мариной Смоленской. Часть 1.

Стандартный

Марина Смоленская — врач-психотерапевт, расстановщик, мастер-учитель Холодинамики, тренер НЛП, преподаватель психогенетики. На фестивале «Пространство Смысла» Марина Вячеславовна даст мастер-класс: «Второе рождение: работа с травмой и паттернами постнатального периода».

Вопросы и фотографии Ирина Окунева https://www.facebook.com/iophotoru

Оригинал статьи в группе Мир Поля — МИСАМ.

В беседе так-же принимали участие Александра Лавренова и Александр Некрасов.

— (И.Окунева) Марина Вячеславовна, позвольте, я буду задавать разные вопросы, в том числе и о вашем пути. Вы на группах иногда рассказываете о своей предыстории, поэтому есть надежда, что это не тайна.

— Я считаю, что тренер не должен быть персоной выше других людей, у него должны быть свои проблемы. Когда меня спрашивают, все ли проблемы у меня решены, я привожу одну метафору: «Тот, кто уже на вершине горы, не может помочь тому, кто идет по склону. Помочь может только тот, кто на шаг впереди него.» А тот, кто достиг вершины — ему уже не до того, чтобы помогать кому-то, кто стоит у подножия, это невозможно. Когда мы идем в связке, мы идем так, что верхний может подтянуть, помочь пройти путь, и показать этот путь следующему. Мой личный сценарий и выбор профессии абсолютно укладывается в системную психогенетическую историю. Когда-то я нашла свой дневник от восьмого класса, и там было выражение Спинозы: «оценивая человеческие поступки, всегда начинал не с того, чтобы порицать, оскорбить или смеяться, а с того, чтобы понять». На самом деле, это мое жизненное кредо. Выбор професси, наверное, начался с того, что я хотела поступать на психфак, но их тогда было всего 2, в Питере и в Москве. Естественно, девочке из провинции трудно было туда попасть, даже отличнице с хорошим дипломом. Когда много позже я стала заниматься семейкой и психогенетикой, я поняла, что тогда могла бы повторить судьбу мамы. В свое время мама поступала в медицинский институт, на стоматологический, за ней пошла младшая сестра. Их родители были одержимы тем, чтобы дать высшее образование обеим дочерям. Мама недобрала один балл на стоматологический факультет, и ей предложили остаться с этими документами на лечебном, а там надо было на год дольше учиться. Она отказалась.

Read the rest of this entry

Интервью с Андреем Васильевым. Часть 2.

Стандартный

IMG_8795.jpg

Вопросы и фотографии: Ирина Окунева
В беседе принимали участие: Александра Лавренова — организатор фестиваля авторских подходов в терапии «Пространство Смысла», Александр Некрасов и Алексей Новиков — основатели проекта Мир Поля — МИСАМ.

Андрей Васильев — клинический психолог, системный семейный терапевт, преподаватель и супервизор ИКСР. На фестивале «Пространство Смысла» Андрей даст практический мастер-класс «Экзистенциальная мета-терапия».

Читать ПЕРВУЮ ЧАСТЬ интервью.

— (И. Окунева) Вы инженер, вы практик работы с людьми. А что вы чувствуете в большей степени вашим — изучение, разработку или практику помощи?

— Наверно от периода, от разных периодов жизни все менялось. Сейчас я уж даже не знаю что. Наверно какой-то поиск.

— А ваш основной движок — это что: любопытство, интерес, желание, намерение?

— Страх и вера.

— Страх?

— Конечно, все вместе. И любопытство, и желание, и интерес. И вера в предназначение человека, в его высшие цели. И если не хватает веры, то возникает страх. Страх оказаться неправым. Хочется быть правым, хочется найти доказательства, что смерть — это всего лишь переход. Но, если есть вера, то нет страха, то ничего доказывать не нужно. Я делал как-то здесь в квартире сеанс общения с загробным миром. Сделал абсолютно черную комнату из черного бархата, начитался у Моуди. Я много ездил, общался с людьми, которые являются связью между миром святых и миром живых, которые могут от имени святых связаться с вашими предками умершими. У меня там много хороших друзей, которые постоянно возят людей по святым местам. В Казахстане это, например, называется бата, благословение от имени святых. Это трансовые состояния.

— Понятно, проводничество.

—  Я попытался здесь создать эти условия, то есть сделать комнату, поставить черные зеркала, в общем, все сделать как положено. Но когда из зеркала появилась первая фигура, я так испугался, что до сих пор так не найду в себе силы возобновить тему. Меня выбило сразу, страх меня выбил из этого состояния, то есть просто страх.

Read the rest of this entry

Интервью с Андреем Васильевым. Часть 1.

Стандартный

IMG_8830.jpgВопросы и фотографии: Ирина Окунева
В беседе принимал участие Александра Лавренова — организатор фестиваля «Пространство Смысла», Александр Некрасов и Алексей Новиков — основатели проекта Мир Поля — МИСАМ.

Андрей Васильев — клинический психолог, системный семейный терапевт, преподаватель и супервизор ИКСР. На фестивале «Пространство Смысла» Андрей даст практический мастер-класс «Экзистенциальная мета-терапия».

(И. Окунева) — У меня первый вопрос: как вы позиционируете себя как практик? Как  расстановщик, как психолог, или как еще какой-то специалист?

— Расстановки — это, наверное, всего лишь инструмент, который в какие-то моменты подходит для работы, в какие-то нет, поэтому когда человек говорит «я расстановщик», мне всегда становится немножко смешно. Я скорее всего позиционирую себя как психолог. Хотя мне, конечно, нравится название «психотерапевт», но в России психотерапевт — это психиатр, человек со специализированной подготовкой, поэтому официально я могу называться психологом, как клинический психолог. Но психотерапия, если перевести с древнегреческого, если верить моему словарю, в который я залез, не поленился, в одной из вариаций можно перевести так: «служение душой». Мне очень нравится такая трактовка.

— Не лечение, а служение?

— Именно служение. Именно как служение души — меня устраивает; я не имею права использовать слово психотерапевт официально, но так мне больше нравится.

— А как вы к этому пришли вообще, какая предыстория?

— Предыстория была очень интересная. Я инженер по базовому образованию, хотя достаточно много работал около медицины, то есть я работал в МТК микрохирургии глаза.

— Как инженер?

— Как инженер, тем более как инженер снабжения. То есть до инженерской должности это очень далеко. Это скорее человек, который призван доставать то, чего достать нельзя. Это хорошая школа, да, у Святослава Николаевича была действительно хорошая школа. Но тем не менее, это было рядом с медициной. Потом был свой бизнес, с 89-го года, когда появились первые кооперативы. Успешно или не успешно — это понятие относительное. Наверно, он был достаточно успешным, потому что позволял мне заниматься тем, что мне нравится. А мне нравилась подводная археология, я занимался ею профессионально, получил историческое образование. Потом вел раскопки от имени Института Археологии официально много лет, каждый год экспедиция, определенный опыт,  открытия, серьезные работы. И в процессе этих работ понадобились приборы, которые могли бы видеть землю сквозь воду. Я много сотрудничал с акустиками, океанологами, геофизиками. Ищешь – находишь. Судьба свела с уникальным ученым, Копейкиным Владимиром Васильевичем, он физик, физик-математик, уникальный человек, я очень горжусь, что у меня есть такой друг. Он разрабатывал приборы, которые видят сквозь землю, сквозь стены, сквозь воду, и мы использовали эти приборы. Еще он разрабатывал системы связи. Так как мы достаточно сдружились, много общались, однажды я задал ему вопрос. Я говорю «а хорошо бы, вот представляешь, сквозь череп дотянуться до мозга, до определенных участков, таким образом, чтобы можно было, например, достичь зон, которые отвечают за  поощрения и за негативные состояния».

Read the rest of this entry

КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ АВТОРСКИХ МЕТОДОВ

Стандартный

Поскольку не все участники знакомы с методиками мастеров, представленных на фестивале, а название не всегда отражает суть подхода, я дам краткое описание каждого метода, чтобы вам было проще выбрать, кого из мастеров вы хотите посмотреть. Я буду говорить образами и метафорами. Дорогие мастера, если я слишком упрощенно рассказала о вашем методе — не закидывайте меня, пожалуйста, тапками, а пишите свои дополнения в комментариях.

ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНАЯ МЕТА-ТЕРАПИЯ (Андрей Васильев) — медитативно-терапевтическая практика вхождения в мета-позицию и достижение состояния соединения с Духом для исцеления самого себя и других без ухода в драматические переживания. «Расстановки для самого себя». Работа с душой и телом. Расширение эго до нелокальности. Открытие в себе дара Проводника.

СИСТЕМНОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ (Александр Зелинский) — феноменологическая техника, рожденная на стыке расстановок, НЛП, модальной логики и теории решения изобретательских задач. Работает с эмоциональными программами и выявлением ключевых паттернов, проявляющихся в разных контекстах. Человек как система. Смысл как совокупность состояний и связей. «Перезагрузка системы».

ВСЕЛЕНСКАЯ ТЕРАПИЯ СУТИ (Леонид Таль
пис) — психотерапевтическая техника выявления и устранения эмоциональных зарядов, интеграции теневых аспектов личности, работы с симптомами и получения доступа к заблокированным ресурсам на всех уровнях (личном, родовом, реинкарнационном). Синтез РПТ, кинезиологии, провокативной терапии, тета-хилинга, Matrix Energetics и телесноориентированной терапии, и многого другого. Read the rest of this entry

Интервью с Леонидом Тальписом. Часть 2.

Стандартный

Вопросы и фотографии: Ирина Окунева
В беседе принимал участие  Александр Некрасов, Алексей Новиков и Александра Лавренова — команда фестиваля «Пространство Смысла»

— (А. Нек.) А вот такой вопрос: ты веришь в светлые и темные силы?
—  Одна из базовых идей вселенской терапии, которую я проповедую, к которой в общем-то я достаточно внимательно отношусь, и понятно, что это не мое, это взято из индийской философии – дуальность. До тех пор, пока мир дуален, пока мы делим на белое и на черное, эти дуальности все время создают заряды. И это никогда не кончится. Одна из идей вселенской терапии, что мы перестаем делать мир дуальным, и схлопываем их. В моей картине мира дуальности «светлых и темных сил» схлопнуты. Как только мы начинаем создавать дуальности, заряд нарастает, и они становятся более явными. Мало этого, для того чтобы чувствовать себя Воином Света нужно, чтобы черные силы были очень черные. Ну, это понятно. Саш, очень простой момент. Скажи: «Я признаю все темные силы внутри себя».
— Я-то признаю…
— Не, просто скажи.
— Да, я признаю все темные силы внутри себя.
— Я признаю светлые силы.
— Я признаю все светлые силы внутри себя.
— Я признаю те силы, которым пофиг две предыдущих.
— Я признаю те силы, которым пофиг две предыдущих.
— И тоже их признаю.
— И тоже их признаю.
— (А. Л.) Это мне понравилось. Гениально.
— По старинной русской традиции всегда нужен третий.
— Ну да, чтобы процесс завершился. И с позиции расстановок нужно что-то еще, что мы не знаем.
— (А. Нек.) Даже посветлело.
— Вот таким образом мы схлопываем дуальности, не отходя от кассы.

Read the rest of this entry

Интервью с Леонидом Тальписом. Часть 1.

Стандартный

Вопросы и фотографии: Ирина Окунева
В беседе принимал участие  Александр Некрасов, Алексей Новиков и Александра Лавренова — команда фестиваля «Пространство Смысла».

— (И. О.) Первый традиционный вопрос: как вы представляетесь, когда речь идет о профессии? Кто-то говорит, что он психотерапевт, кто-то консультант, кто-то волшебник.

— Мне нравится шутка про объявление в газете: «сказочник у меня уже был – ищу волшебника».

— Да, но вы о себе в газете не пишете, наверное.

—  Я думаю, что я человек, который другим людям помогает понять их самих, за счет того, что до определенной степени понял себя. Насколько это возможно.

— А сколько лет вы занимаетесь «вот этим вот»?

— Работаю профессионально уже лет 15. Интересуюсь лет 20. Где-то на третьем курсе мед института, который я заканчивал, я понял, что человек значительно больше, чем его тело, и, при всем желании, к телу не сводится. Начал сначала заниматься нетрадиционной медициной, а потом к 6-му курсу начал заниматься психологией.

Read the rest of this entry