Tag Archives: смерть

Интервью с Мариной Смоленской. Часть 1.

Стандартный

Марина Смоленская — врач-психотерапевт, расстановщик, мастер-учитель Холодинамики, тренер НЛП, преподаватель психогенетики. На фестивале «Пространство Смысла» Марина Вячеславовна даст мастер-класс: «Второе рождение: работа с травмой и паттернами постнатального периода».

Вопросы и фотографии Ирина Окунева https://www.facebook.com/iophotoru

Оригинал статьи в группе Мир Поля — МИСАМ.

В беседе так-же принимали участие Александра Лавренова и Александр Некрасов.

— (И.Окунева) Марина Вячеславовна, позвольте, я буду задавать разные вопросы, в том числе и о вашем пути. Вы на группах иногда рассказываете о своей предыстории, поэтому есть надежда, что это не тайна.

— Я считаю, что тренер не должен быть персоной выше других людей, у него должны быть свои проблемы. Когда меня спрашивают, все ли проблемы у меня решены, я привожу одну метафору: «Тот, кто уже на вершине горы, не может помочь тому, кто идет по склону. Помочь может только тот, кто на шаг впереди него.» А тот, кто достиг вершины — ему уже не до того, чтобы помогать кому-то, кто стоит у подножия, это невозможно. Когда мы идем в связке, мы идем так, что верхний может подтянуть, помочь пройти путь, и показать этот путь следующему. Мой личный сценарий и выбор профессии абсолютно укладывается в системную психогенетическую историю. Когда-то я нашла свой дневник от восьмого класса, и там было выражение Спинозы: «оценивая человеческие поступки, всегда начинал не с того, чтобы порицать, оскорбить или смеяться, а с того, чтобы понять». На самом деле, это мое жизненное кредо. Выбор професси, наверное, начался с того, что я хотела поступать на психфак, но их тогда было всего 2, в Питере и в Москве. Естественно, девочке из провинции трудно было туда попасть, даже отличнице с хорошим дипломом. Когда много позже я стала заниматься семейкой и психогенетикой, я поняла, что тогда могла бы повторить судьбу мамы. В свое время мама поступала в медицинский институт, на стоматологический, за ней пошла младшая сестра. Их родители были одержимы тем, чтобы дать высшее образование обеим дочерям. Мама недобрала один балл на стоматологический факультет, и ей предложили остаться с этими документами на лечебном, а там надо было на год дольше учиться. Она отказалась.

Read the rest of this entry

Реклама

Интервью с Андреем Васильевым. Часть 1.

Стандартный

IMG_8830.jpgВопросы и фотографии: Ирина Окунева
В беседе принимал участие Александра Лавренова — организатор фестиваля «Пространство Смысла», Александр Некрасов и Алексей Новиков — основатели проекта Мир Поля — МИСАМ.

Андрей Васильев — клинический психолог, системный семейный терапевт, преподаватель и супервизор ИКСР. На фестивале «Пространство Смысла» Андрей даст практический мастер-класс «Экзистенциальная мета-терапия».

(И. Окунева) — У меня первый вопрос: как вы позиционируете себя как практик? Как  расстановщик, как психолог, или как еще какой-то специалист?

— Расстановки — это, наверное, всего лишь инструмент, который в какие-то моменты подходит для работы, в какие-то нет, поэтому когда человек говорит «я расстановщик», мне всегда становится немножко смешно. Я скорее всего позиционирую себя как психолог. Хотя мне, конечно, нравится название «психотерапевт», но в России психотерапевт — это психиатр, человек со специализированной подготовкой, поэтому официально я могу называться психологом, как клинический психолог. Но психотерапия, если перевести с древнегреческого, если верить моему словарю, в который я залез, не поленился, в одной из вариаций можно перевести так: «служение душой». Мне очень нравится такая трактовка.

— Не лечение, а служение?

— Именно служение. Именно как служение души — меня устраивает; я не имею права использовать слово психотерапевт официально, но так мне больше нравится.

— А как вы к этому пришли вообще, какая предыстория?

— Предыстория была очень интересная. Я инженер по базовому образованию, хотя достаточно много работал около медицины, то есть я работал в МТК микрохирургии глаза.

— Как инженер?

— Как инженер, тем более как инженер снабжения. То есть до инженерской должности это очень далеко. Это скорее человек, который призван доставать то, чего достать нельзя. Это хорошая школа, да, у Святослава Николаевича была действительно хорошая школа. Но тем не менее, это было рядом с медициной. Потом был свой бизнес, с 89-го года, когда появились первые кооперативы. Успешно или не успешно — это понятие относительное. Наверно, он был достаточно успешным, потому что позволял мне заниматься тем, что мне нравится. А мне нравилась подводная археология, я занимался ею профессионально, получил историческое образование. Потом вел раскопки от имени Института Археологии официально много лет, каждый год экспедиция, определенный опыт,  открытия, серьезные работы. И в процессе этих работ понадобились приборы, которые могли бы видеть землю сквозь воду. Я много сотрудничал с акустиками, океанологами, геофизиками. Ищешь – находишь. Судьба свела с уникальным ученым, Копейкиным Владимиром Васильевичем, он физик, физик-математик, уникальный человек, я очень горжусь, что у меня есть такой друг. Он разрабатывал приборы, которые видят сквозь землю, сквозь стены, сквозь воду, и мы использовали эти приборы. Еще он разрабатывал системы связи. Так как мы достаточно сдружились, много общались, однажды я задал ему вопрос. Я говорю «а хорошо бы, вот представляешь, сквозь череп дотянуться до мозга, до определенных участков, таким образом, чтобы можно было, например, достичь зон, которые отвечают за  поощрения и за негативные состояния».

Read the rest of this entry